ЗОЯ БЕРБЕР: «Я ВСЕГДА ХОТЕЛА БЫТЬ СУПЕРГЕРОЕМ НА ЭКРАНЕ»

2022-06-27
Все новости

- Зоя, когда вы впервые побывали на Киностудии АМЕДИА?

- На Киностудии АМЕДИА располагается кинокомпания Good Story Media, где много лет назад начался проект «Реальные пацаны». Когда мы снимали в Москве, я впервые оказалась на киностудии. Все друзья, первые знакомые были как раз с кинопроизводства Good Story Media. Поэтому я часто бывала на Киностудии АМЕДИА.

- Какие у вас остались впечатления о нашей Киностудии?

- Это замечательное место, классно оборудованное, с большим пространством, павильонами, гримерками, периодически проводящая различные мероприятия, обучение. С вкусной едой! И всё чисто.

- Что важно актеру на киностудии в работе?

- Чтобы в этом пространстве не присутствовали лишние люди, зеваки и те, кто могут помешать съёмочному процессу. Но конкретно в АМЕДИА все распределены так, что друг другу не мешают. Там все заняты делом, случайных прохожих нет.

- На каких проектах вы здесь работали?

- Я здесь снималась в сериалах «Реальные пацаны», «Чума!», «Проект Анна Николаевна 2», также участвовала на телевизионных шоу, которые снимались в павильонах Киностудии АМЕДИА. На АМЕДИА я бываю часто, поскольку очень много кинопроб проходит именно там. Также в кинокомпании Good Story Media у меня работает много друзей, в том числе папа моей дочки – режиссёр Александр Синегузов.

- Расскажите, пожалуйста, про съемки сериала «Проект Анна Николаевна 2», который снимался в павильонах Киностудии АМЕДИА.

- Первый сезон снимался в Петербурге, второй снимался в Москве. В сериале занято большое количество артистов, прекрасных партнеров по фильму, во главе с режиссёром. Это было прекрасное время, когда ты ходишь на любимую работу. Киностудия АМЕДИА открыта круглосуточно, что тоже немаловажно в работе, чтобы было удобно и комфортно работать. Большую часть сериала мы отсняли в павильонах АМЕДИА, кроме интерьера квартир.

- Где вам удобнее работать: в павильоне или на натуре?

- Конечно, вне кадра удобнее быть в павильоне: всё рядом, всё закрыто, тепло, вовремя обед. В кинопроцессе задействованы члены съемочной группы, которым аппаратуру на натуре нужно собирать и разбирать. А в павильоне этого делать не нужно. И я радуюсь за ребят, за команду, что им можно за счет этого подольше поспать и пораньше лечь спать. Но зато в павильоне нет свежего воздуха. После месяца и более в павильоне хочется видеть солнечный свет. На натуре есть возможность выйти подышать свежим воздухом.

- Работа в павильоне похожа на работу в театре?

- То, что закрытое пространство – этим да, похоже. По процессу – нет. В театре на это выделено больше времени. А в кино нужно всё делать качественно и быстро. Темпоритм абсолютно другой, сравнивать кино и театр нельзя. Есть только общие схожие моменты: режиссер, актёры. И, пожалуй, всё.

- Вы привнесли что-то своё в образ Анны Николаевны?

- Изначально образ был таким, как прописан в сценарии. Во втором сезоне уже просто был текст, а дальше – всё от меня. Да и изначально меня на роль утвердили потому, что у меня уже был готовый персонаж, который я показала на пробах. Я очень люблю супергероевское кино и всегда хотела быть кем-то таким на экране.

- Кого бы вы еще хотели сыграть из супергероев?

- Кого угодно. Можно злую героиню. Можно сказочную героиню, к Бабам Ёжкам бы добавилась с удовольствием. Мне хочется сыграть на преодоление, сыграть что-то неожиданное.

- Как вы относитесь к роботизации нашей жизни?

- Это не плохо. Говорят, что рабочие места займут машины, но кто-то же должен следить за техникой. Это будут люди. Мир совершенствуется и мы тоже должны совершенствоваться. Значит, переключимся, будем обучаться чему-то новому. Это неизбежно и не плохо. В том мире будут и мои детки жить, может тот мир будет даже умнее и правильнее. Может к природе будем относиться иначе.

- Как вы относитесь к роботам-полицейским?

- Я законопослушный гражданин, поэтому я отношусь к этому хорошо.

- Ваша дочь видела «Проект Анна Николаевна»?

- Да, несмотря на то что это не детский сериал, я с ней делюсь тем, что я создаю. Ей понравилось. Где-то она не всё понимала, но ей было интересно. Она спросила, как мне так сделали глаза. Я говорю: «Макияж?». Она говорит: «Нет, тебе как будто вставили линзы». Я говорю: «Нет, я делала так» и меняла взгляд на стеклянный. Она испугалась: «Ой, убери, пожалуйста! Мне не нравится». Неживые глаза.

- Вы берёте её с собой на съёмки?

- Да, периодически беру. Иногда она снимается где-то в эпизодиках, недавно я снималась за рубежом, взяла её с собой и режиссёр попросил, чтобы Надежда снялась вместо девочки. Я запротестовала, поскольку там роль девятилетней девочки, а ей пять с половиной. Режиссер сказал: «Ничего, она справится». Так и получилось. Скорее всего она и пойдет по моим стопам, станет актрисой, если у неё будет желание. Я не против, заведомо вам отвечаю.

- Да, я как раз хотела задать этот вопрос! Некоторые актеры против актерской карьеры своих детей.

- А вы знаете, почему против?

- Почему?

- Мне кажется, что из-за нестабильности. Профессия хорошая, а заработок нестабильный. Не всегда понятно, будет ли работа, нужно приложить массу сил для поиска работы. Иногда ты прикладываешь много усилий, а у тебя слетает проект, нет финансирования. И конечно, ты не хочешь, чтобы твой ребенок во все это попадал. Но с другой стороны, кто знает? Может моя дочь будет в чём-то сильнее, в чем-то проще относиться к жизни. А не будет желания, махнет рукой и захочет заниматься чем-то другим – поддержу и в этом.

- Расскажите немного о своей героине из «Реальных пацанов против Зомби»?

- Всё то же самое, просто предлагаемые обстоятельства были таковы, будто на нашей планете есть зомби. Мы решили этот сюжет немножко обсмеять в добром ключе, делали с юмором. Основную часть фильма мы снимали в Перми, а досъём делали в Москве. В гриме у нас было очень много крови. Поначалу мы наносили грим такой, как в жизни, чтобы выглядело по-настоящему. Но в кадре это смотрелось не эффектно, как будто просто грязные люди ходят. В итоге, ассистенты наносят и наносят кровь – и всё кажется мало. И кто-то говорит: «Да лей уже всё ведро!». Было очень много кинокрови.

- На грим у вас много уходило времени?

- Всё по стандарту – час. Но если был сложный грим, то максимум полтора. Но нет у нас много времени на грим. У нас поправки происходят в десять минут.

- Большинство ваших героинь находятся в хорошей спортивной форме. Как вы работаете над поддержанием формы?

- Нет, специально я над фигурой не работаю. Мне повезло, у меня есть друг, театральный режиссер Сергей Землянский. Он ставит пластические спектакли и периодически зовет меня участвовать. Один спектакль играется несколько лет. Соответственно, ты должен поддерживать себя в физической форме, потому что как минимум ты должен влезть в сшитые костюмы. У меня таких спектаклей осталось два, а вообще их было пять. Поэтому я всё время в тонусе. Сейчас поставлен спектакль в театре Сатиры. До этого были спектакли «Калигула» и «Демон». Так что такое совпадение. Одно помогает другому. Театр – для души, поскольку там нет особого заработка. Но он дает тебе возможность выглядеть, чувствовать себя и быть заряженной. А кстати, для второй «Анны Николаевны» меня попросили набрать вес на два размера, поскольку она по сюжету изначально была человеком.

- Кстати, я это заметила, но постеснялась спросить!

- Да, я дошла до 46 размера и даже пошла уже к 48 размеру, чуть расслабилась, но ничего. Выглядит это в кадре странно, но такая была задумка авторов. Хотя опять же к концу сезона размер у меня вернулся в прежний.

- Как вы думаете, какие у нашего кинематографа проблемы?

- Боюсь говорить за всех, я ведь всех тонкостей не знаю. Наверное, всё зависит от финансирования. Очень бы хотелось, чтобы у нас было больше времени на кинопроизводство, потому что время связано с качеством. Скажу по себе: даётся полчаса на репетицию большой, массовой сцены. Этого мало, нужно минимум час-полтора. Но у продюсеров такой возможности нет, потому что им нужно снять такой-то хронометраж в этот день. И их я понимаю, и нас я понимаю. Нам бы всем больше времени, соответственно и больше финансирования. У нас страна талантливая, люди ответственные, даже в поставленных рамках мы всё равно пытаемся уложиться и сделать качественный продукт. Все члены съёмочной группы хотят, чтобы зрителю было классно и интересно.

- Глядя на вас и ваших партнеров по фильму в кадре создаётся впечатление, что за кадром вы с актерами тоже дружите.

- Я их очень всех люблю. Я, когда прихожу на площадку, начинаю всех обнимать. По крайней мере тех, кто даётся. Некоторые думают, что я дурочка. Ну и ладно, пусть думают. Я их всё равно обнимаю. За счёт этого создаётся атмосфера на площадке, которая хочешь – не хочешь передаётся через камеру. Это у меня работает уже двенадцать лет. Чтобы понимать, например, актёр Владимир Селиванов – крестный папа моей дочки Нади. Настолько сериал «Реальные пацаны» сдружил нас всех.

На первом сезоне «Анны Николаевны» все друг друга немного шугались, потом привыкли. Сергей Леонидович Гармаш уже сам потом объятия раскрывал и говорил: «Ну иди сюда!». Мы все дружим и за кадром, поддерживаем отношения.

Беседу вела Специалист по связям с общественностью Киностудии АМЕДИА Ирина Штефанова

Фото предоставлены пресс-службой кинокомпании Good Story Media

Смотрите также: